Виктор Иванов: «Любая клетка, даже если она золотая – все равно это клетка»

11
-

Виктор Иванов шансонье

«Судьба гнула-гнула – не согнула», так написали как-то про него в одном официальном материале, чтобы деликатно обойти тему его судимости. Но сам Виктор Иванов этого факта своей биографии вовсе не стесняется. Что было, то было – как говорится, из песни слов не выкинешь.
«Что я сидел – так я этого не стыжусь, ведь в какой стране мы живём… Да и времена были тяжёлые – 90-е годы, молодые, после армии, глупые. Обычно не принято так говорить, но о себе скажу: на мне исправительная система сработала. Исправила. Взгляды абсолютно другие стали. Ценности другие стали, – честно признается сам Виктор Иванов, теперь уже автор и исполнитель своих песен, восходящая звезда русского шансона.

Разбойник с гитарой

— С музыкой у меня вся жизнь была, гитара всегда рядом была, лет с 13 наверное… Я самоучка – и ноты сам учил, и сольфеджио сам учил часами играл – боксом занимался, дрался, на гитаре играл, в 15 лет никто не давал мои 15 лет, я намного старше выглядел, лет на 20. Девки у меня были самые лучшие в городе. Я рано повзрослел. В 17 лет мы с пацанчиком там уже представляли интересы района, вдвоём. В своем городе, в Лениградской области, в Приозерске… Бригада за районом там, потом армия, стройбат. Ведь у меня судимость была условная – тогда строго было, даже за кражу велосипеда три года давали… Интересно с армией вышло – всех пацанов призывают, а меня — нет. Сам пошел в военкомат, поинтересовался. А там мое личное дело достают – опаньки, черная метка, судимость. Сразу меня в ВСО приписали. Я еще долго гадал, что это за войска такие, что за спецназ – я же тогда спортом занимался, боксом. Как только не пытался расшифровать! А оказалось – стройбат… Средний Урал, Верхняя Салда, городишко такой небольшой, там служил два года. Куда у нас еще судимых на срочную службу призывали? Тоже среди блатных служил, потом «гражданка» — немного, буквально, три года, и потом тюрьма. Разбой. Часть 2, 3, все пункты – г, д, ж, е. и организатор, был, и в общем… Еще нормально, мне 9 лет дали. Прокурор просил вообще 12. Но то, что я песни пел, ушел на три года раньше, считай. Чуть меньше – отсидел 6 лет и 2 месяца и ушел. Выходит, что 2 года и 10 месяцев мне подарили. Женат был, жена меня ждала 5 лет. Теперь снова женился, вторая жена дождалась, только в 2002 году освободился, говорит – давай ребенка. Дочке уже 5 лет. Под салют родилась, на 300-летие города, в 10 часов вечера…
Раньше, у Виктора Иванова, когда он занимался самостоятельно на гитаре, никогда мысли не возникало заняться творчеством уже профессионально. Мысли не возникало, до счастливой встречи его со звездой русского шансона — Виктором Ночным. Эта встреча перевернула все, и определила дальнейшую творческую судьбу Виктора Иванова, теперь вспоминающего про то, как все случилось, даже с какой-то легкой ностальгией:
— Скажу честно, Виктор Ночной буквально меня в зоне откопал, когда приезжал с концертом… Причём, так забавно получилось – приехали Большеохтинский, Яковлев, еще кто-то – сейчас уже не помню… Ну я за кулисами, пока там в игровой комнате ребята в бильярд играли, пока аппаратуру перед концертом настраивали, приходит один и говорит Ночному – Витька, пойдем – там, говорит, мужик такие песни поет, — Спускаюсь, а там у меня, короче, где квартира была в клубе, знакомый мой пробрался, Володя такой, сибиряк, здоровый мужик, и мои песни поёт. Он по моему разрешению приходил и с моего песенника играл, они ему нравились. И вот, я захожу следом за ними, смотрю – он там. Ко мне, получается, пришли. И меня спрашивают – твои песни? Я говорю, да, мои. А можешь спеть? Я там – гитару взял, бам-бам, короче, спел…

Весна

Ну вот, весна дошла до нашей зоны,
И солнце греет лица и тела.
Под стук шагов отрядов монотонный
Я снова сердцем чувствую тебя.

И вдоль «локалки» я хожу-брожу,
Без шапки в серой телогрейке.
В себе ищу чего-то и не нахожу,
И маюсь как уставший тигр в клетке.

Я оправданья не ищу и не прошу,
Мне жалости и милости не надо.
Виновен. Горько. Что ж, я это признаю,
Но кровоточит память стреляная рана.

У вас там мир веселый и цветной,
И нежная моя идет среди прохожих.
Сегодня я особенно какой-то злой,
И на душе тоска краюху гложет.

Но я люблю, когда в ладошке тает снег,
Как мой Котенок тает меня обнимая,
«Я счастья с ней хочу на долгий век», -
Душа мне шепчет от тоски немая.

Золотая клетка

— В зоне я жил относительно неплохо, была всегда возможность песни писать и петь. Но ведь любая клетка, даже если она золотая – все равно это клетка, а в ней ты себе не принадлежишь, — делится жизненными наблюдениями Виктор. – Особенно остро я это почувствовал, когда у меня там далеко, на воле, отец помер, а я его даже и в последний путь проводить не смог. Пытался отпроситься у начальника – а он говорит, да ты что – ты же сидишь за разбой, какое там, на похороны к отцу съездить. Кстати, ни он, пока жив был, ни мать, меня никогда ни единым словом не попрекнули за то, что я натворил и за что меня посадили. Вот так вот…
У Виктора Иванова даже песня есть про это трагическое событие в его жизни, она так и называется — «На смерть отца»

Перед глазами строчки: «Умер папа».
Смотреть, смотрю, но сердцу не поверить,
И душит горло безжалостная лапа,
Повадилась судьба мое терпенье мерить.

Затихли звуки, мент притих,
А мне теперь уж не до них.
Ушел отец, отца не стало.
Дышать хочу, мне мира мало

Просил начальника, «Пусти,
Дай бате в ноги поклониться,
Сказать последнее «прости»,
По-человечески проститься…

Припев:
Прости сто тысяч раз
За боль и седину,
За одинокий, тихий плач
В безлюдную ночную мглу

Отец, прости меня за срок,
За 9 долгих, нудных лет.
Их дали мне с запасом впрок,
А ты не вынес их запрет.

К щеке колючей и родной
Прижаться на прощание не дали.
Сидишь, сказали, за разбой.
Последнее «прости» отняли.

Упала ночь увесисто на грудь,
Слеза скатилась и пропала.
И до утра мне не уснуть,
Отца, вы слышите, не стало.

Твое лицо слегка небрито,
Перед глазами как укор.
Рубаха старая на рукаве зашита,
Прости, отец, за долгий спор.

А ведь, когда Виктор после армии вернулся в 1991 году – везде жизнь была уже другая, другая страна. Все бросились деньги зарабатывать. Ну а он и его друзья, «молодые да борзые», и всем денег тоже хочется, нормальной жизни, как тогда казалось. Самый быстрый путь – криминал. Быстрый, но и рисковый. Сам Виктор признается:
— Были деньги, по тем временам даже очень немаленькие – но, деньги эти, дурные и шальные, ничего не держалось, впрок не шло. На «Мазде-323» тогда по Питеру гонял, молодой еще совсем пацанчик, когда не все могли себе и Жигули купить… Понтовались, конечно, друг перед другом, кто за раз больше денег истратить, практически выкинуть на ветер, может. Но своим родителям, конечно же, помогал – а они-то думали, что я бизнесом занимаюсь, когда я им все целыми коробками привозил… Только на суде узнали, откуда, на самом деле, все это было у меня и чем я на самом деле занимался. Вот так, три года – с 1991 до 1994, когда меня посадили… А когда вышел и работать стал, так на воле уже у меня много всяких машин перебывало – и «Мерседесы», и «Рено», и «Опели» всякие… А сейчас вот, езжу на Волге. Не то, чтобы от безденежья, я ее себе купил – на самом деле неплохая машина, по мне так оптимальная по соотношению цена-качество. Там ведь все что нужно есть, кроме кондиционера.

Творческая воля

Уже выйдя на волю, Виктору срочно пришлось думать и решать, как жить дальше. Не «раскрутившись», нечего и надеяться всерьез, что творчество сразу будет приносить доход вполне достаточный, чтобы нормально прокормить семью. Криминал он для себя тоже как вариант уже не рассматривал в принципе. Как сказал про Виктора один его друг, со схожей судьбой, «И Витя пошел просто тупо зарабатывать деньги». Ну, не совсем уж конечно и тупо, на самом деле. Учитывая весь свой предыдущий жизненный опыт, и, не секрет ни для кого, некоторые связи в определенных кругах, он стал работать в фирме, занимающейся вопросами безопасности. А кто лучше человека, имеющего практический криминальный опыт, может лучше разбираться в этих вопросах? И кто сказал, что творческий человек обязательно должен работать только, например, дворником или кочегаром? Хорошая зарплата дает все-таки больше свободы для творчества. Как Виктор сам рассказал, не может он себя заставить гнать песни как на конвейере, да и не хочет.
— Слышу когда по радио, даже и на том же самом Шансоне – автор вроде бы неплохой песню свою поет, знаменитый… Но мне его становится жалко. Почему? Да потому что, человек уже повязал себя по рукам и ногам контрактами. Он уже себе не принадлежит, потому как продал все, что еще не написал. То есть все, что в ближайшие лет 50 только напишет. И мучает себя, мыслей творческих нет, сказать-то ему нечего, а надо бабки отрабатывать. Или, вот как тот мальчик, что на базаре укропом торговал, а в него бабок вложили, купили ему песни для репертуара, раскрутили – теперь он звезда. Но сам себе он тоже не принадлежит. Он сам себя на воле в тюрьму загнал. А я так не могу – я все же вольный человек. И, даст Бог, ни в такую вот тюрьму не попаду, ни в настоящую больше не вернусь. Я пишу песни, когда мне пишется – произошло что-то в жизни, что-то увидел и меня удивило, с человеком интересным познакомился – да мало ли что еще… И вот уже строчки сами собой в голове складываются. А так, чтобы из себя против воли что-то выдавливать – нет уж, это все не для меня.

Проходят дни

Проходят дни печальных лет, не торопясь, мучительно и больно
Разлукою черкает след, и так, чтоб краешком я видел волю.
Не сосчитать моих молитв, что по ночам рождались бесконечно.
Как грешно был свободный мир красив, когда забрали, кажется, навечно.
Припев:
А дождь такой же теплый,
Бьет по асфальту бусинками слез,
И я такой же мокрый,
Лишь ты меня как прежде ждешь

И сколько ж будет этот мир меня держать в своих объятьях,
Когда закончится печали пир, железа холод на запястьях?
Я в памяти своей держу ту жизнь, давно что за забором,
Чтоб не забыть, чего хочу, вернуться чтоб к родному дому.

Припев

Я в дом родительский войду и упаду на мягкие постели.
Я столько ждал, теперь посплю: меня хранят здесь даже стены…

Виктор Иванов шансон

Православный и без наколок

— У меня нет ни одной татуировки, ни зоновской, ни блатной – вообще никакой. Не хотел себе делать. Там где я сидел, в зоне было как – хочешь, делай, не хочешь – нет. Каждый сам для себя решал, надо ему это или нет. Я вот не хотел. Да и у друзей моих – приятелей, с кем там вместе был, с кем до сих пор общаемся, тоже татуировки, если только, армейские у кого остались, из ВДВ.
И действительно, по крайней мере, на руках у Виктора не видно ни одной наколки – перстня там, или еще какой-нибудь блатной атрибутики, что очень часто встречается у людей судимых. И, вопреки расхожему мнению о людях с криминальным прошлым, не носит он и золотую цепь на шее.
— У меня ведь, даже крестик мой нательный – на веревочке всегда. Принципиально. Я же не напоказ выставляю, а я действительно глубоко верующий человек. Православный. Духовное чадо настоятеля часовни Ксении Петербуржской, что на Смоленском кладбище, как и моя супруга… Она-то, кстати, по рождению мусульманка была, но покрестилась. Она сама так захотела и решила. Так вот, при крещении я видел чудо, только укрепившее меня в вере. Там крестилось тогда сразу шесть человек, один из них был пацанчик шестнадцатилетний. Так вот, он всю дорогу кривлялся. Рожи строил, посмеивался. А когда весь обряд крещения закончился, и батюшка стал выписывать свидетельства о крещении, этого пацанчика всего вдруг затрясло, и он вдруг стал изо рта водой фонтанировать. Бежит оттуда на улицу – а всю дорогу у него изо рта вода льется. Прямо струей перед ним. Весь пол залил – столько в человеке воды просто быть не может. Потом заходит его девушка, которая с ним была, просит батюшку ей свидетельство отдать. А тот интересуется – а что же, сам-то он не идет? Та ему отвечает, что боится он заходить, а батюшка и говорит, что пусть, мол, не боится – Бог его любит, просто хулы не терпит.

Чемодан с деньгами

Виктор Иванов верит, что у него теперь действительно, все обязательно должно получиться. И песни пишутся, и альбом готовится к выходу. Только, пока выступать у него очень часто не получается – где-то раз-два в месяц. В смысле, профессионально выступать. Друзья, так те его все время просят спеть что-нибудь в компании, Виктор и не отказывает в таких просьбах. Есть у него и песни других авторов, которые ему нравятся, но поет он их только в такой вот, дружеской обстановке. На концертах – никогда, только свое. И еще, Виктор верит в удачу, которая рано или поздно, но все равно приходит.
— Каждый, наверное мечтает найти свой «чемодан с деньгами». Идешь вот так вот, смотришь – а он лежит. И тебя ждет. Но, только, не отнимать ни у кого ни в коем случае. Ведь, судьба каждому человеку хотя бы раз подкидывает вот такой вот «чемодан с деньгами». Выпадает удача, так складываются обстоятельства, что ты можешь подняться, и жизнь твоя вся к лучшему переменится. У меня вот так было, когда Виктор Ночной услышал мои песни и помог мне поверить в себя, как в автора-исполнителя. Но, все же, я всегда надеюсь, что «чемодан с деньгами» на моем жизненном пути еще лежит. Иначе, к чему стремиться, если все интересное уже позади?
Будем надеяться, что хромая судьба этого человека, которая подкинула ему шанс, вылечилась от своего недуга и дальше пойдет уверенно, уже не по пути криминала, а по пути творчества. Ну и, конечно же, желаем Виктору Иванову найти свой заветный «чемодан с деньгами».
Петр Бородулин 2008 г.

Постскриптум:

Петербургского исполнителя шансона Виктора Иванова убили в квартире на Столярном переулке, сообщает агентство Росбалт. Во время ссоры преступник нанес ему более 20 ножевых ранений. По подозрению в убийстве задержан официально не работающий Дмитрий Новакорский.

По версии милиции, вечером 25 ноября Дмитрий Новакорский пришел в гости к Виктору Иванову, снимающему комнату на Столярном, они выпили, возникла ссора, гость не менее 20 раз ударил Виктора Иванова ножом. От полученных ранений Виктор Иванов скончался.

Преступник в настоящий момент задержан, ему уже предъявили обвинение и избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

Напомним, что в мае этого года Виктор Иванов уже чуть не расстался с жизнью. На него с оружием напал бывший любовник жены, сотрудник ГИБДД. Виктор Иванов попал на операционный стол спустя время после того, как бывший любовник его жены Леонид Зайцев нанес ему не меньше 10 ударов ножом и сделал выстрел в него из обреза.

1 декабря 2009.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...