Костя Кирпич: «Я не люблю слово «блатняк»….»

236

Михаил Дюков (М.Д.) – Здравствуйте дорогие друзья, слушатели, зрители программы «Ночное Такси».  Сегодня в студии я – Михаил Дюков, мой соведущий и видеооператор, и звукорежиссёр – Аркадий Фрумин. Здраствуйте Аркадий.

Ксотя Кирпич в студии

Аркадий Фрумин (А.Ф.) – Доброго времени суток дорогие друзья.

М.Д. – И наш гость, автор и исполнитель из города Минска – Костя Кирпич. Здравствуйте.

Костя Кирпич (К.К.) – Здравствуйте.

М.Д. – Константин, я сразу с корабля на бал. Почему Кирпич? Вы решили вспомнить знаменитого героя из фильма «Место встречи изменить нельзя»?

К.К. –  Когда я начал выступать под своим именем и фамилией у меня начались накладки… когда я называл свою фамилию, а я начинал с несколькими ансамблями, потом сам. С тем же «Лесоповалом» как-то выступал, у них на концерте в Минск, когда они приезжали. И ещё с какой-то группой, названия не помню, но известной. И когда приходишь и говоришь: «Выступают такой-то и такая-то группа». То отвечают: « Его знаем, а вот группу, извините, но не слышали».  И тогда я понял, что надо что-то менять. У меня слишком известная фамилия, так мы и решили поменять на Костю Кирпича.

М.Д. – Ну это имеет отношение к сериалу?

К.К. –  Нет, никакого.

М.Д. – Музыкальное образование есть?

К.К. –  Нет.

М.Д. – Вы самоучка полностью?

К.К. –  Самоучка, но по сольфеджио я брал частные уроки около двух лет и на фортепиано полгода учился.

М.Д. – Родились и живете в Минске?

К.К. –  Да.

М.Д. – С какого возраста пишете песни?

К.К. –  С четырнадцати лет.

М.Д. – Мы говорили до эфира и там Вы сказали, что вы пишете сразу. Ни текст, ни музыку, а сразу всё.

К.К. –  Нет, иногда у меня рождается музыка и всё. А вот если рождается текст, то он сразу ложится на музыку, мотив сразу получается. Не знаю, как это происходит, откровенно говоря.

А.Ф. – Не самый частый случай на самом деле.

М.Д. – С какого возраста начали выступать сами? С 14 лет вы начали писать песни. Вы себе на чём-то аккомпанируете, когда создаете песни?

К.К. –  Сначала в голове, а так на гитаре.

А.Ф. – В голове мотивчик? Не ноты?

К.К. –  Именно мотив. Ноты я знаю, понимаю, но у меня мотив и я на гитаре его подбираю аккордами.

М.Д. –У Константина вышел диск «Как ты там?». Кстати, когда он вышел?

К.К. – В 2005 году.

М.Д. – А после этого ещё что-то было?

К.К. – Нет. Дисков не было. Песни есть.

М.Д. – Концерты, выступления?

К.К. – Да.

М.Д. – Где берёте темы? Где берёте образы?

К.К. – Жизнь…. Жизнь всё подсказывает. Не на сто процентов, но…

М.Д. – Наблюдаете за ней?

К.К. – Да. Иногда такие вещи, кажется ерунда, замечаешь, а потом всё — строчка в голове и пошло поехало.

М.Д. – Традиционный вопрос, который я всем задаю. На Ваш взгляд, почему «блатную песню» так любят в России? И ругали её и гнобили её, а всё равно народ поёт шансон, блатняк и любит его, и слушает?

 К.К. – Я не очень люблю это слово – «блатняк», всё-таки шансон для меня как-то привычнее. Как сказал Высоцкий. Шансон — это французское слово и оно пошло от выражения «дворовая песня». Песни, которые люди поют и слушают во дворе, которые им нравятся. А что это, «блатняк» или Пугачёва, или Киркоров, это уже людям выбирать. Ну, увы, нравится то, что люди поют во дворе, что поют, то поют.

М.Д. – Вы помните тот момент, когда в Вашей жизни появились песни в исполнении Аркадия Северного? На чём? Когда?

К.К. – Магнитофон, естественно.

М.Д. – Бобинный?

К.К. – Да.

М.Д. – А какой, не помните названия?

К.К. – «Комета»

М.Д. – Большие были бобины, маленькие?

К.К. – Большие бобины.

М.Д. – Какие там были концерты? Помните, какие песни там звучали?

К.К. – Я уже не помню.

М.Д. – Это родителей?

К.К. – Родители вообще не знали, чем я увлекаюсь. И до сих пор папа не знает. Он говорит: «Зачем это, иди лучше картошку копай». У него своё представление, больше пользы принесёшь, когда будешь картошку сеять.

М.Д. – А Вы поёте.

К.К. – Ну, я, да. Сказал, что я не хочу картошку сеять, я хочу петь.

М.Д. –А сколько на сегодняшний день написано песен?

К.К. – Я даже не знаю.

М.Д. – Ну, плюс-минус.   

К.К. – Дело в том, что я могу песню написать, а потом закинуть или недописать.

А.Ф. – Насколько глубокое дно в Вашем столе?

К.К. – Мне отвечать на первый вопрос? Ну, тех песен, которые я считаю, что написаны в районе 120 – 140.

А.Ф. – Хватит на несколько сборников, я бы сказал.

М.Д. – На две книжки можно спокойно набрать. Вы сказали, что записали альбом на студии Александра Чёрного. Как Вы с ним-то познакомились? Как Москва – Минск? 

К.К. – Меня свёл мой продюсер. Он узнал и как-то нас свёл.

М.Д. – И как было работать, интересно? Аранжировки делал Чёрный?

К.К. – Да, я приезжал. На гитаре наигрывал ему, а он потом делал аранжировки и сводил их.

М.Д. – Всё, что было записано вошло в этот диск? Или что-то осталось ещё?

К.К. – Осталось, конечно. Многие аранжировки мне не очень понравились, поэтому я их оставил. Где-то я плохо спел, поэтому ещё осталось.

М.Д. – Есть планы выпустить ещё альбом? Готовите или думаете над программой?

К.К. – Ну, конечно. Есть сейчас несколько песен у меня очень интересных, я считаю, поэтому время покажет.

М.Д. – Время покажет. Кстати, всегда тоже задаю вопрос. Сами на ком из артистов учились? Потому что всё равно с каких-то песен чужих всё начинается.

К.К. – Начинал с Высоцкого, Окуджавы. Ну, и Северный, Одесситы, Розенбаум в конце концов.

М.Д. – Вы поёте только своё?

К.К. – Да, мне своего хватает.

М.Д. – Ну, мало ли. Люди, там, для души поигрывают что-то чужое.

А.Ф. – Или что-то популярное.

К.К. – Наоборот. Я всё-таки создатель КСП в Минске. У нас свои песни очень хорошие.

А.Ф. – Надо держать марку.

М.Д. – КСП – это Клуб Самодельной Песни?

К.К. – Да.

М.Д. – То есть песни «Карта не в масть»,  «Случай в ресторане», «На допрос»

К.К. – Нет, это не относится.

М.Д. – Часто выступаете?

К.К. – Нет, я последние 10 лет не выступаю.

М.Д. – Почему?

К.К. – Так получилось.

М.Д. – Но в Россию приезжаете, где-то пытаетесь?

К.К. – Нет, я последние 10-13 лет был в Минске. Проблемы по бизнесу и семейные были.

М.Д. – Вы говорили, что выступали на разогревах перед разными группами, то есть вы исполняли этот репертуар или у вас есть ещё какая-то лирика?

К.К. – Есть лирика конечно. Всё есть, даже с лёгким юмором.

А.Ф. – То есть рок тоже найдётся?

К.К. – Нет, рока нет.

М.Д. – А что сегодня вы слушаете для души?

К.К. – В принципе про шансон я промолчу, в основном музыку 90-х.

М.Д. – Эстраду?

К.К. – Да.

М.Д. – Русский рок?

К.К. – Ну, и рок тоже. И зарубежную некоторую, как говорится классику, опять же — 1980-х 90-х.

М.Д. – А что-то там находите для себя?

К.К. – Да, нахожу.

А.Ф. – Что можно почерпнуть?

К.К. – Ну, песни эти легко слушать, не загружаешь голову. Ты слушаешь и отдыхаешь.

А.Ф. – Но это не про шансон.

К.К. – Но шансон хороший тоже слушаешь и отдыхаешь.

А.Ф. – Я всё-таки считаю, что шансон, ты сидишь и тебе надо подумать, ты пропускаешь это через себя.

К.К. – Вот, да.

А.Ф. – Невозможно, мне кажется, легко послушать шансон., ты сидишь и думаешь, вот ситуация такая произошла интересная.

М.Д. – Сидишь и слушаешь «Мурку» (смеется)… Костя, Ваши пожелания, Ваши мысли для наших радиослушателей, наших зрителей? Что бы Вы хотели пожелать?

К.К. – Почаще слушайте…

М.Д. – Костю Кирпича.

К.К. – Я скромный человек всё-таки. Спасибо, что напомнили, Радио «Шансон 24» слушайте!

М.Д. – Вам новых песен, новых дисков, новых выступлений. Приезжайте чаще, больше, мы всегда рады будем вас пригласить в студию «Ночное Такси».

Беседовали Михаил Дюков и Аркадий Фрумин, апрель 2019 года, Санкт-Петербург

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...