Борис Берг - Допрос

21:04
12

Как горький вкус последней папиросы,
Как давней пьянки муторный угар,
Я помню бесконечные вопросы -
И лампу, источающую жар,

Мне бил в лицо огонь пекарни ада,
От слёз промок рубашки воротник,
И было мне тогда всего и надо,
Чтоб ангел смерти к сердцу мне приник,

Я не хотел ни почестей, ни славы,
Ни глубоко ныряющей строки,
А только одного глотка отравы,
Удара финки в бок из-под руки,

Иль капельки свинца, с височной костью
В соитие вступающей на миг –
Но слышал голос, что питался злостью,
Переходя продуманно на крик,

И постепенно – помню – я поверил,
Что надо мне измерить до конца
Тот путь, который до конца измерил
Сам Мандельштам, что был мне за отца,

Конечно, и на пике этой пытки
Я понимал, по чьим стопам иду,
Но в силу дикой наглости попытки
Остался я у Бога на виду:

Не помню как, но я не раскололся,
Не сдался, не посыпался трухой,
На вкрадчивую искренность не вёлся
И под угрозой мялся, как глухой,

И через семь часов, уже под вечер,
Отпущенный на волю в этот раз,
Пошёл домой, шатаясь, как диспетчер,
Что ночь за ночью не смыкает глаз,

Следя, чтоб все вели себя по плану,
Пока страны решается судьба…
Я знал, что Мандельштамом я не стану,
Как знал, что победил в себе раба,

Я стал другим, как будто главной самой
Владел отмазкой на любой вопрос –
И в этом смысле я рождён не мамой,
А следователем, что вёл допрос.

(03.06.2011 г.)

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...