Олег Биркле - Есенин

21:18
13

Текла молва, мол, дрался и ругался,
Кутил и пил, но всем любовь дарил.
Пусть не было в Серёге постоянства,
Среди женщин он повесой слыл.

Москва кабацкая несла разгул и слёзы.
В хмельном бреду искал он место под луной,
И по ночам просил прощенья у берёзы,
Припав в колени к ней, как к матери родной.

Столичным улицам знакомо хулиганство.
А он сквозь них смотрел в рязанские поля.
И воспевал своё соломенное царство,
Плетни, подсолнухи, коров, да мужика.

Где спит ковыль в ночи, равнина дорогая.
Шальная юность оголтелая прошла.
Его опавший клён, наверно, вспоминает
Есенина бездонные глаза.

Но он не клял судьбу кабацкую, пропащую.
Ушёл из жизни, чтоб навек остаться в ней.
О нём поплачет Русь берёзового чащею,
Оставив в памяти нам золото полей.

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...