«Диссиденты советской эстрады»

В издательстве «Деком», в серии «Русские шансонье» выходит новая книга под названием «Диссиденты советской эстрады». Ее авторы — журналисты Максим Кравчинский и Андрей Передрий.

Книга «Диссиденты советской эстрады» будет представлена на XXI Международной книжной выставке-ярмарке Non\fiction в Москве с 5-9 декабря в Гостином дворе (ул. Ильинка, 4), а также на вечере в Доме Русского Зарубежья 13 декабря (начало в 7 часов вечера, вход — свободный).

В предисловии к изданию в частности говорится:
«С 1971 по 1991 год Советский Союз покинули десятки кумиров публики. Целый ряд артистов, не имеющих возможности или не желающих по каким-либо причинам уехать, вынужденно становились внутренними эмигрантами. На этих страницах речь пойдет, в основном, о вокалистах, хотя будут затронуты и судьбы представителей, скажем так, смежных профессий: композиторов, поэтов-песенников, инструменталистов, киноактеров, танцоров, конферансье, мимов…

Особо хочется подчеркнуть важный момент: героями книги стали те артисты, которые, оказавшись в эмиграции, во-первых, сохранили профессию, а, во-вторых, — и это самое существенное для нас, — не изменили эстрадному жанру.

Поясню свою мысль: не секрет, что в условиях новой жизни в западном обществе, где отсутствовали цензурные запреты, наибольшего успеха добились те певцы, которые, чутко уловив запрос бывших соотечественников, начали исполнять репертуар, запрещенный в СССР. То есть так называемые блатные песни. Термин этот в советских реалиях включал в себя отнюдь не только лагерные и воровские «баллады», но также белогвардейские романсы и эмигрантские зарисовки, уличный и дворовый фольклор, одесские и нэпманские куплеты, сатирические произведения, фривольные шансонетки и т.д.

Вчерашние советские музыканты, сумевшие в эмиграции кардинально сменить не только репертуар, но зачастую вместе с ним и манеру исполнения, имидж, аранжировки, преуспели больше всего и сформировали основы современного жанра, известного сегодня под названием «русский шансон». Имена «трех китов» этого движения известны — бывший музыкант ансамбля «Дружба» Вилли Токарев, экс-руководитель популярного ВИА «Лейся, песня!» Михаил Шуфутинский, солист ВИА «Самоцветы» Анатолий Могилевский. Именно по этой причине вышеупомянутые мастера (за исключением Анатолия Могилевского) не являются главными героями книги, хотя и не раз появляются на авансцене повествования. Кроме того, ни Токарев ни Шуфутинский до эмиграции, как солисты на эстраде практически не выступали, а были музыкантами.

Также вы не встретите здесь «всем известного» Мишу Гулько, а также Любу Успенскую, Риту Каган, Гришу Диманта и многих других «звезд русской эмиграции» по той причине, что в Союзе они выступали не на большой сцене, а на ресторанной эстраде. Повторюсь, эта книга о тех советских артистах, кто, оказавшись в эмиграции, остался верен эстрадному жанру, не сменил, а лишь расширил его границы за счет песен на иностранных языках, сохранив при этом вектор направления своего творческого развития. Среди них: Эдди Рознер, Лариса Мондрус, Жан Татлян, Нина Бродская, Михаил Александрович, Аида Ведищева, Анатолий Могилевский, Майя Розова, Зиновий Шершер, Женя Разина, Эдуард Хиль, ансамбль „Сестры Федоровы“, Леонид Бергер, Савелий Крамаров и др. Однако, несмотря на то, что их репертуар после переезда на Запад остался нейтральным и не содержал никакой антисоветской направленности, для советских властей сам факт эмиграции превращал их во врагов, предателей и отщепенцев. Отъезд означал гражданскую смерть и полное забвение, невзирая на былые заслуги и популярность. В 1927 году первый Народный артист-невозвращенец Шаляпин был оклеветан и облит грязью в советской печати, а впоследствии лишен звания «Народного артиста РСФСР». Десятилетия спустя методы оставались прежними: имена вчерашних кумиров, решивших (часто вынуждено или под давлением обстоятельств) покинуть родину, также безжалостно вымарывались из народной памяти. Сначала их переставали приглашать на телевидение и радио, потом им перекрывали возможность гастролировать по городам страны, то есть неугодные артисты теряли возможность зарабатывать деньги своей профессиональной деятельностью. В дальнейшем изымались из продажи пластинки, размагничивались пленки с записями, ложились на полку фильмы с их участием. Власть, нагромождая нелепые цензурные запреты, ограничивая в правах по национальному признаку, подозревая в каждом слове и в каждой ноте покушение на свой авторитет, сама делала из людей инакомыслящих. Согласитесь, нелегко целиком и полностью отдаваться любимому искусству, когда чиновники из Минкульта, обкома, а то и КГБ, хмуря брови, норовят, что ни день, объяснить, в каком костюме надо выходить на сцену, как держать инструмент и стоять у микрофона, что можно, а что нельзя петь. Неприятие тотального контроля, постоянных запретов и притеснений, поиски творческой свободы и самовыражения подтолкнули героев этой книги к непростому решению — эмиграции. Отсюда и название книги, ведь слово «диссидент» в переводе с латыни значит «несогласный».

Основное повествование охватывает период 1970–80-х годов, но заключительный раздел посвящен тем, кто уезжал в бурные времена перестройки. Конечно, побудительные мотивы для эмигрантов третьей и четвертой волны различались кардинально. Но раз уж формально и те и другие уезжали из СССР, мы сочли уместным объединить их биографии под одной обложкой.

Как и все издания серии „Русские шансонье“ книга „Диссиденты советской эстрады“ сопровождается подарочным компакт-диском с редкими и малоизвестными записями героев повествования».

09:32 Victor
Леонид Махлис
16:12

Успеха авторам! Успеха книге! Возвращения людям их кумиров, насильственно отлученных от аудитории.

Загрузка...