Олеся Атланова - Чайник-блюз

18:59
11

(в соавторстве с Дмитрием Комисаровым)

Поздний вечер. Покой. Тишина. Хорошо!
Дома нет никого. Я стою на плите.
Только – чу! Дверь открылась: хозяин пришёл,
Весь замёрзший и злой, как три тыщи чертей.
Снял пальто, поглядел в заоконную тьму
И сказал, обращаясь неясно к кому:
«Эх, житуха пошла!… Чем прогнать бы тоску?
Заварю-ка, пожалуй, покрепче чайку.»

Вот наполнил водою по горлышко он
(Караул – я осилил едва этот груз!)
И поставил, немедля, меня на огонь.
Начинается чайник-блюз.

На конфорке плиты сине-красный цветок
Лепестками своими ласкает мне дно,
От него оторвался наверх пузырёк,
Вот еще пузырёк, с ним другой заодно.
Закружились беспечно в потоках тепла,
Начиная обряд своего ремесла.
Вот, житуха пошла! И невидимый пар
На оконном стекле расстилает муар.

И из самых глубин первый вырвался вздох.
Не попал в ноту «до». Извиняюсь, конфуз!
Всё сильнее печёт сине-красный цветок,
Продолжается чайник-блюз.

Забурлила, нет-нет, не вода, это страсть
Закипает во мне всё сильней и сильней.
Я живу! Я пою! Что еще пожелать?
Я горячий, шальной как три тыщи чертей.
И нечаянно выплеснет горлышко всхлип,
От избытка эмоций мой голос охрип.
Эх, житуха пошла! Только вдруг без затей
Мой хозяин отключит огонь на плите.

Вот погас подо мной сине-красный цветок,
Чай хозяин нальет очень терпкий на вкус,
И останется в чашке, примерно с глоток,
Остывающий чайник-блюз.

Растворяются звуки. И лишь тишина,
Как хозяйка, присядет к столу, погрустнев,
На котором забытая чашка одна,
Ну, а в ней то, что раньше кипело во мне.
Недопитую блюзость, остывшую страсть
Завтра выльет хозяин. К чему укорять?
Эх, житуха пошла! Ни друзей, ни врагов.
Что поделать? Я только лишь чайник всего.

Остывать и кипеть мне досталось в удел,
Но я тоже скучаю, грущу и люблю.
И как здорово, если кого-то согрел,
Мной исполненный, чайник-блюз!

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...