Theodore Bikel - Songs Of Russia Old & New (1959)

14:05
Theodore Bikel - Songs Of Russia Old & New (1959)

A1 Pomnyu Ya (Помню я)
A2 Yamshchik Gani-ka K Yaru (Ямщик, гони ка к яру)
A3 Noch Tikha (Ночь тиха)
A4 Polso Bylo Lyublyatse (По что было влюбляться)
A5 Gari Gari Maya Zvyezda (Гори, гори, моя звезда)
A6 Chupchik (Чубчик)
A7 Vyecherny Zvon (Вечерний звон)
B1 At Volgi Da Dona (От Волгт до Дона)
B2 Talyanochka (Тальяночка)
B3 Padmaskovniye Vyechera (Подмосковные вечера)
B4 Padrushka Milaya (Подружка милая)
B5 Katiusha (Катюша)
B6 Pravazhanye (Провожание)
B7 Tyomnaya Noch (Тёмная ночь).

Arranged By, Conductor – Fred Hellerman
Mixed By, Engineer – Mark Abramson
Producer – Jac Holzman
Vocals, Liner Notes – Theodore Bikel.
Complete texts and translations enclosed.
Elektra ‎– EKL 185
Musicians featured in this recording are: Harold Kohn / Giovanni Vicari / Leonid L. Kalbouss / Martin Grupp / Ray Schweitzer / Bernard Zaslav / Ted Tyle / John R. Barrows / Mirko Markoe / Sasha Polinoff / Alexis Hramoff / George Greenberg / Sergio Krotkoff.

Каждая сторона этого альбома представляет музыкально свое лицо России: старое и новое; то что есть. Россия до революции и после. По большому счету, мы в Западном полушарии лучше знакомы с музыкой Старой России. Несмотря на то, что Советы всегда стремятся распространять свою культурную продукцию, даже в той мере, в какой это субсидирует ее распространение на Западе, до недавнего времени наблюдалось значительное количество доступных записей русской народной или современной популярной музыки.
С другой стороны, русские круги эмигрантов в Париже, Лондоне или Нью-Йорке поддерживают исполнителей древнерусской музыки, так что цыганские мелодии, баллады, «романсы», казачьи мелодии стали частью международного общества и репертуара ночного клуба. Жаль, конечно, что лирике никогда не уделяется достаточного внимания, поскольку стихи могут быть довольно изысканными; порой они указывают одним махом кисти картину, которую роман Достоевского может кропотливо построить для нашего воображения на многих страницах. Для «русской души» это не пустая фраза; оно существует во всем своем великолепии и страданиях, в своем величии и унижении, в радостной боли и в печальном веселье. В отличие от моего предыдущего русского альбома, который был почти полностью цыганским, первая сторона этого альбома содержит разнообразную коллекцию песен, конечно, старых, но отличающихся друг от друга по характеру и происхождению. Первая, «Помню я», это крестьянская песня, или, скорее, две такие песни, собранные вместе. «Ямщик, гони ка к яру»- это цыганская песня, как и «По что было влюбляться», последняя частично на цыганском диалекте «Ночь тиха» и «Гори, гори, моя звезда»- это баллада типа" романса", которая всегда была типичная форма славянского лиризма. «Чубчик»- это причудливая, грустная история несчастья парня; это, пожалуй, самая новая песня в этой «старой коллекции», но она также восходит к ранним годам века. Наконец, «Вечерний звон» является воплощением ностальгии. Благодарю Белостозки, Лашевич, Баянов и Ледковский из Русской Православной Церкви в Манхэттене за их помощь.

Theodore Bikel — Songs Of Russia Old & New

Что касается второй части альбома, песен Новой России, возникает любопытный факт. Часто задаешься вопросом, в какой степени на народную музыку влияют изменения режима и каким образом, если вообще, материальные или идеологические факторы способны сыграть свою роль в формировании фольклора и музыки нации. Неоспорим тот факт, что изменения действительно произошли, о чем свидетельствуют не только тексты песен, которые, как ожидается, будут в другом теноре, но и темп музыки, ее атака и иногда вновь обретенный польский. Без этого есть одна вещь, которая, кажется, не претерпевает никаких изменений, поскольку она никогда не создается окружением или условиями жизни; они, находясь за пределами своего гравитационного центра, едва касаются его. Русская душа, воспитанная изнутри, сохраняет свои характеристики во всех изменениях; и поскольку она оказывает наибольшее влияние в области поэзии и музыки, мы, кажется, снова находим в новой песне то, что, как мы думали, погибло со старым. Независимо от того, сколько тракторов режут борозды или насколько велики вырисовываются электростанции или как высоко взлетают спутники, сегодняшний советский гражданин может говорить с гордым высокомерием, но он все еще поет с нежной ностальгией вчерашнего дня. Я ожидаю, что это причина моего увлечения этой музыкой. В то время как у меня есть серьезные опасения по поводу коммунизма, как он проповедуется, и я еще более горько, как это практикуется, славянин во мне, тем не менее, очарован богатством музыки, исходящей из-за железного занавеса. Если вы сомневаетесь в силе Русской души, то взгляните поближе на песню старого ямщика.
Теодор Бикель

При использовании наших фотографий и текстовых материалов гиперссылка на Blatata.Com строго обязательна.