Мечта Аллы Баяновой

Встречаться с этой исполнительницей старинных русских романсов нам прежде не приходилось. На то были особые причины...
В ее голосе слышны протяжные напевы, вольные и широкие, как цыганская дорога, страстные, как цыганская любовь, и легкие, как дуновение майского ветра и дыхание русского романса… Советские зрители давно ждали этой встречи, многие годы Алла Баянова стремилась приехать на Родину.
Она родилась в Бессарабии — крае с трудной историей… Когда в 1940-м произошло воссоединение этих земель с СССР, семья Баяновых была уже далеко. Поездить по свету ей пришлось немало: Европа, Азия, Африка...

Алла Баянова

— Начала я петь еще в детстве. Выступали мы вместе с отцом, а вскоре меня приметил Александр Николаевич Вертинский. Однажды он пришел и заговорил со мной и мамой. Вы представляете, какая это была для меня честь! Так вот, он сказал, что я вполне достойна выступать в его парижском «Большом московском Эрмитаже». В то время это была лучшая сцена русской песни и романса… А потом долгое время мы были очень дружны с Петей Лещенко. Начинал он в танцевальном трио вместе с женой и сестрой. Лещенко был очень хороший артист и прекрасный человек.

… Началась война, и Баянова — как «красная», «коммунистка» — оказалась интернированной. Но и в России ее песни еще долго были нежеланны.
Сейчас все это в прошлом, певица охотно сотрудничает с фирмами грамзаписи, в том числе и с «Мелодией». В Румынии, где она живет, Баянова записала восемь дисков, а у нас должна выйти четвертая пластинка-гигант «По Волге широкой».

— Я с радостью приехала на гастроли в СССР, — рассказывает Алла Николаевна, — и эта радость возвращения пронизывает все мои песни. Концерты в Москве, Киеве, Ленинграде, Одессе, Кишиневе… Надо сказать, что, где бы я ни выступала, в какой бы стране ни пела, я всегда старалась привить интерес к песенному фольклору, нашему бесценному богатству. Я это делала всю свою долгую сценическую жизнь, и я буду делать до тех пор, пока звучат мои песни… Романс — это моя душа...
— Любовь к цыганскому табору привил мне отец, — продолжает Баянова. — Мои цыганские друзья всегда помогали мне разбирать мелодии, находить нужные интонации. И если бы прервались отношения с табором, то мое исполнение цыганских мелодий многое бы потеряло.

С первой минуты появления на сцене Аллы Николаевны зритель живет ожиданием внутреннего очищения, обогащения души, предчувствием счастья. Интересно, а есть ли у нее свой, особый зритель?

— Мой зритель — тот, кто любит старинные напевы и романсы. Когда пою, я чутко улавливаю реакцию аудитории, вижу взволнованные глаза. На концертах я часто получаю записки из зала с просьбой исполнить ту или иную песню, и, представьте себе, часто наши желания совпадают, и все мы получаем удовольствие: я от исполненной, а зритель от услышанной мелодии… Случайные люди на мои концерты не ходят, это я могу сказать определенно. Мне всегда легко выступать перед настоящими любителями и ценителями романса. Ведь он как птица, которая жива, пока жива любовь человека. И знаете, что особенно приятно? К народной, роман- совой, цыганской музыке потянулась молодежь.

А песни современных композиторов — включает ли она их в свой репертуар?

— С удовольствием — если они того стоят. Правда, сейчас пишут в основном эстрадные песни. Вот и приходится писать самой. На последних концертах я исполняла два своих романса на слова А.Рустайкис — «Снегопад» и Р. Рождественского — «Полынь».

Алла Николаевна знала ту, старую, Россию. Сейчас познакомилась с Россией периода обновления...

— Перемен много, и они сразу видны. Но особенно меня радует изменение жизни интеллигенции. Появилось разнообразие мнений, теперь можно высказывать свою точку зрения по любому вопросу и, что самое главное, бороться и защищать ее… Изданы еще недавно запрещенные книги, к зрителю пришли фильмы, пролежавшие на полках долгие годы, и возвращаются домой эмигранты поневоле, не ужившиеся с душной застойной атмосферой семидесятых годов. Ожидается приезд с благотворительными концертами Мстислава Ростроповича, на которого был навешен ярлык «врага Советской власти»… Недавно у вас прошли гастроли певца из Австрии Бориса Рубашкина. Хоть я его и не люблю, может, потому, что у нас похож репертуар, не могу не сказать, что он очень много делает для пропаганды классического русского фольклора на Западе… Это все разве не перемены? В Москву приезжал даже Вилли Токарев! Разве можно было представить такое еще четыре-пять лет тому назад? Теперь бы вот решить экономические проблемы, избавиться от этих бесконечных очередей за каждым пустяком и, наконец, просто-напросто по-настоящему «раскрепостить» женщину!

Мы еще долго говорили с Аллой Николаевной — о ее концертах в фонд Армении, в фонд строительства памятника П.И.Чайковскому в Ленинграде. А в конце нашей беседы Баянова сказала, видимо, очень важную для нее вещь — о том, что она мечтает жить в России и надеется, что ее мечта сбудется.
Наталья Бекетова
Фото П. Горбунова
«Новое время» № 23 1989 год

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...