Не печалься, любимая

16:09
48

Неизвестный автор написал композицию “Не печалься, любимая” по мотиву мелодии под названием «Тоска по родине». В жанровом отношении — это танго. Его авторы — Г. Храпак и Жорж Ипсиланти. Возникновение этого танго связывают с именем Петра Лещенко, несмотря на то, что в его записях на пластинках оно отсутствует. Ж. Ипсиланти руководил ансамблем, где играл Лещенко.

Песня «Тоска по родине» была в репертуаре исполнителя по имени Вадим Козин. Кира Смирнова исполняла это танго в наше время в качестве анонимной песни.

На мотив этой песни сочинили популярную воровскую мелодию, которая называется «Ветер в роще листвою шуршит».

Существуют также весьма схожие по мотивам композиции «Серая юбка» и «Девушка в синем берете». Причём первая по хронологии относится к мотивам 1920-х годов, и она написана ранее, чем «Тоска по родине».

Насчитывается около десяти вариантов исполнения данной песни. Соответственно, названия отличаются.  Прослеживается взаимосвязь между временем исполнения и тем, где именно песня звучала. Например, “Не печалься, любимая”, “Дорожный конвой”, “Чередой за вагоном вагон”.

Песню упоминают как одну из любимых среди узников ГУЛАГа.

Критики отмечают, что её автор, без всякого сомнения, был поэтом, владел очевидным профессионализмом в написании стихотворений.

В альбоме «Песни узников», который выпустили в 1995 году в Красноярске, среди авторов одного из вариантов данной композиции упоминают Бориса Емельянова, известного поэта ГУЛАГа. Этот человек писал в 1920-е на Соловках годы лагерные песни, сборник которых называется «Море Белое — водная ширь».

 

Чередой, за вагоном вагон,
С легким стуком по рельсовой стали
Спецэтапом идет эшелон
С пересылкой в таежные дали.

Там на каждой площадке конвой,
Две доски вместо мягкой постели,
А на крыше сидит часовой,
Положив автомат на колени.

Заносило пургой эшелон,
Голым снегом что белой полесью,
И порывистый ветер донес
Из вагона печальную песню

Не печалься, любимая,
За разлуку прости меня.
Я вернусь раньше времени,
Дорогая моя.
Как бы ни был мне приговор строг,
Я вернусь на любимый порог.
И, тоскуя по ласке твоей,
Я в окно постучусь...

Двадцать лет трудовых лагерей,
И в подарок рабочему классу
Там, где были тропинки зверей,
Мы проложим таежную трассу.

Заносило пургой трактора,
Даже дизелю сил не хватало,
И тогда под удар топора
Эта песня о милой звучала.

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...